Текстильная и легкая промышленность России

Скептические настроения в рядах членов ВТО

 

Стремительно меняющаяся геополитическая расстановка сил, внеэкономическая конъюнктура, взаимные санкционные эмбарго заставляют пересматривать исторически устоявшиеся правила и регламенты международных организаций, в том числе и ВТО, к которой больше всего вопросов. Насколько ВТО способна противостоять современным вызовам? И не стоит ли задуматься о более гибких правилах, которые смогут оперативно реагировать и подстраиваться под стремительно меняющиеся политические и экономические реалии?

Можно ли говорить о том, что сегодня глобальный торговый рынок не имеет глобального регулирования, а дальнейшее существование ВТО выглядит крайне сомнительным? Об этом шла речь на конференции «Россия в ВТО: два года участия», организованной Центром международной торговли Москвы и деловой газетой «Ведомости» при поддержке ТПП РФ и РСПП.

На сегодняшний день такие институты, как ВТО, управляющие международной торговлей, в основном благоприятствуют развитым странам, создавая глобальные зоны свободной торговли. Остальные, более слабые участники рынка, вынуждены подстраиваться под предложенные правила игры, а такая ситуация стоит за рамками равноправия.

До июльского решения Генерального совета ВТО, принявшего после многих лет согласований Соглашение об облегчении торговли, Дохийский раунд переговоров находился на пороге глубокого кризиса, такое мнение высказал вице-президент ТПП РФ Георгий Петров в ходе своего выступления.

Обсуждения проблем и принятие решений по глобальным проблемам либерализации и перспективам дальнейшего развития мировой торговли проходят в рамках многосторонних торговых переговоров. В 2001 году очередной, девятый раунд переговоров прошел в Дохе (Катар).

Главными целями переговоров Дохийского раунда были либерализация мировой торговли, усиление глобального экономического роста и оказание помощи миллионам людей, живущих за чертой бедности. Камнем преткновения стали вопросы о сокращении субсидирования сельскохозяйственной отрасли развитых стран – участниц ВТО, уменьшении таможенных пошлин ЕС, а также об открытии рынков развивающихся стран для промышленной продукции из развитых стран. Основной причиной неудачи этого переговорного процесса является то, что представители развитых и развивающихся государств не смогли договориться об условиях доступа к внутренним рынкам друг друга.

Таким образом, планы по созданию Транстихоокеанской и Трансатлантической зон свободной торговли в случае их реализации приведут к развитию неоднозначных сценариев. По мнению одних экспертов, создание глобальных зон свободной торговли позволит Всемирной торговой организации расширить повестку дня и в таком случае будет склонять ВТО активнее включиться в процесс либерализации рынка.
Второй сценарий, как наиболее вероятный, по мнению вице-президента ТПП РФ, – это полная потеря ВТО своего авторитета или даже прекращение ее существования, поскольку при наличии столь глобальных зон свободной торговли мировой бизнес утратит потребность в ВТО. В кулуарах конференции корреспонденту ТПП-Информ удалось задать несколько вопросов Георгию Петрову.

– Сегодня ряд экспертов все смелее высказывает мнение о том, что ВТО не может в полном объеме реализовывать свои функции, что это организация не соответствует современным реалиям?

– Безусловно, это действительно очень серьезно. Совсем недавно я принимал участие в «Бизнес Двадцатке», повестка которой традиционно включает вопросы торговли. Их обсуждение закреплено за Международной торговой палатой, которая до настоящего времени сбалансированно отражала позиции бизнеса. Хотелось бы, чтобы эти позиции были сохранены за палатой и находили свое отражение в решении лидеров «Двадцатки». Замечу, что в глобальной экономике Международная торговая палата является основным институтом. Но поскольку в этом институте сегодня президент – представитель США, то ситуация резко поменялась. Несомненно, России готовы давать слово, но в итоговом финальном документе в полном объеме предложения, высказанные российской стороной, не будут учитываться.

Основное же внимание в американской торговой политике заключается в том, чтобы продвигать две инициативы –Транстихоокеанскую и Трансатлантическую глобальные зоны свободной торговли. И такая стратегия, безусловно, будет менять общую картину не только ВТО, но и всей международной торговой системы. Выдержит ВТО этот вызов или нет – это большой вопрос, и сегодня этот вопрос остается открытым.
Транстихоокеанское партнерство – это торговый пакт, предполагающий полную отмену таможенных пошлин на товары и услуги, который первоначально заключили между собой Чили, Новая Зеландия, Бруней и Сингапур. Позднее подключились США, Австралия, Вьетнам, Малайзия и Перу, что позволяет создать равные условия на растущих рынках Азии, а американский экспорт получает беспрецедентные преференции. Трансатлантическое сотрудничество – амбициозный проект, предусматривающий трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство с Европейским союзом. Свободная торговля между США и Европой обеспечит Америке миллионы хорошо оплачиваемых рабочих мест.
Сегодня торговый оборот между двумя сторонами достигает 2,7 млрд долларов в день. Инициатива по созданию Трансатлантического торгово-экономического союза между ЕС и США принадлежит канцлеру Германии Ангеле Меркель.

Партнерство предусматривает ликвидацию налогов на торговлю товарами, этот показатель составляет в среднем 3–4%. Однако двусторонний объем торговли настолько велик, что их отмена может увеличить годовой ВВП США на 1,5%, а в Европе – почти на 0,5%, объем экспорта в Европе и США может увеличиться на 17% – это почти в пять раз больше, чем после подписания соглашения о свободной торговле между Кореей и США.

Безусловно, ВТО изначально предусматривала общие равнозначные правила для всех стран-участниц, но и Таможенный союз, и глобальные зоны свободной торговли являются исключениями в правилах ВТО, а это не может не беспокоить.

– Можно говорить о том, что подобные исключения противоречат общим нормам ВТО, вносят дисбаланс в равноправие всех участников?

– Нет, это не противоречия. Поясню, 24-я статья генерального соглашения по торговле услугами General Agreementon Tradein Services, GATS, говорит о том, что универсальным принципом международной торговли является режим наибольшего благоприятствования.

Данный режим предусматривает, что преимущества, которые даются одному из участников, автоматически должны быть распространены на всех остальных, но также 24-й статьей предусмотрены три исключения – это исключения в пользу таможенных союзов, зон свободной торговли и наименее развитых стран, для которых действует система преференций. Таким образом, эти три исключения не могут считаться нарушением режима ВТО.

Но здесь важно правильно оценивать риски при выходе на сцену глобальных зон свободной торговли, таможенных союзов, когда режим благоприятствования работает для одних, но не распространяется на других.

В свою очередь, Россия и страны – партнеры по бывшему СССР создают Таможенный союз, но пока это несопоставимые масштабы, это нельзя сравнивать ни с масштабом ЕС, ни с масштабом Трансатлантического партнерства, когда США и ЕС создадут зону свободной торговли.
По своему валовому внутреннему продукту Таможенный союз с 1 января 2015 года состоит из четырех членов – России, Беларуси, Казахстана и Армении. Готовится к принятию Кыргызстан. Но все же этот масштаб несопоставим с ЕС.

Для сравнения: в 2012 году производство продукции Таможенным союзом равнялось 2,3 трлн долларов, а у Европейского союза – 16,6 трлн долларов.

При этом важно понимать, что современные соглашения о зонах свободной торговли достаточно широкие и предусматривают не только торговлю без уплаты таможенных пошлин, а прежде всего решение вопроса о конкурентоспособности. На данном этапе Россия не может похвалиться этим в несырьевом сегменте экспорта. И это для российской промышленности приоритетное направление.

– С учетом новых реалий ЕАЭС «успешный» Казахстан сможет улучшить ситуацию?

– Будем говорить так: доля России в ЕАЭС составляет 80%, у Казахстана этот показатель, несмотря на все их очевидные инвестиционные успехи, только 8%. При этом не могу не отметить позитивное растущее влияние Казахстана, но все же определяющую роль в союзе ЕАЭС играет экономика России.

– Может объединение усилий ЕАЭС и ШОС изменить в ВТО перевес перед Трансатлантическим и Транстихоокеанским союзом?

– Изначально ШОС создавалась под другие задачи, и в этом объединении пока никаких зон свободной торговли нет. В первую очередь в рамках ШОС должна появиться зона свободной торговли с Китаем. Пока для России это открытый вопрос. Могу отметить, что к созданию такой зоны российская промышленность не готова, и в первую очередь не готова отрасль легкой промышленности. России еще предстоит наверстать свое индустриальное первенство.

– Сегодня Иран активно наращивает взаимодействие с Казахстаном. Создание общего транспортного пути, связывающего страны с Китаем, ожидаемое вступление Ирана в ШОС могут в дальнейшем создать предпосылки к изменению расстановки сил на арене международной торговли и смещению экономических полюсов?

– Мы будем надеяться на то, что шестерка, которая ведет переговоры по Иранской ядерной программе (ИЯП), придет все-таки к разумным решениям и санкции, действовавшие против Ирана, будут сняты. А снятие санкций с ИРИ, безусловно, откроет широкие возможности для торговли в этом регионе мира. Без сомнения, сегодня для России рынок Ирана крайне интересен и важен.

На этом направлении сотрудничества я не вижу никаких угроз. Убежден, что Иран – это та страна, с которой России надо больше использовать торговлю в национальных валютах и в перспективе рассматривать вопрос о зоне свободной торговли.

В вопросе успешного экспорта продуктов питания из Ирана важно, чтобы в полной мере заработал коридор «Север – Юг». Если успешно и оперативно будут решаться вопросы транспорта и логистики, это откроет для стран – партнеров ЕАЭС и ШОС большие возможности.

– По вашему мнению, насколько «экономика сопротивления», выстроенная Ираном в жестком режиме санкций, может быть в той или иной степени рассматриваться как некий пример для России?

– Пока такой острой необходимости я не вижу. Безусловно, этот опыт стоит изучать и что-то можно и нужно применять. Не думаю, что сегодняшний экономический сценарий требует применять иранский путь.

"ТПП-Информ"

Новости:

Все новости

nedelya textilnoy i legkoy promyshlennost

Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2017 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт