Михаил Зайцев, глава ИНПЦТиЛП о перспективах производства в России доступной одежды - СОЮЗЛЕГПРОМ | +7 (495) 280-1548
04.04.2015

Михаил Зайцев, глава ИНПЦТиЛП о перспективах производства в России доступной одежды


В последнее время многие эксперты и участники рынка заявляют о ряде проблем в российском легпроме. Однако видеть только негатив крайне вредно для развития отрасли. О том, как преодолеть трудности, рассказал Михаил Зайцев, генеральный директор Инновационного научно-производственного центра текстильной и легкой промышленности, созданного при Минпромторге РФ.

- В прошлом году вы вступили в должность, объединив по сути все профильные научно-исследовательские площадки в области текстильной и легкой промышленности. Какие первоочередные задачи вы ставите перед собой?

– Несмотря на то что Инновационный научно-производственный центр текстильной и лёгкой промышленности как единая площадка был создан по инициативе Минпромторга РФ только в 2013 году, по сути его история ведет начало с 1927 года. Именно тогда был организован первый в СССР отраслевой научно-исследовательский институт текстильной промышленности - ЦНИТИ. Позднее были образованы другие специализированные НИИ, нацеленные, в том числе, на разработки пленочных материалов и искусственной кожи, технологическую оснастку и автоматизацию процессов, связанных с легпромом. Каждый в своей нише, и все они вместе - были посвящены единой задаче – развитию отечественной текстильной промышленности.

Далее пришло понимание, что в рамках научно-исследовательской деятельности необходимо также уделять внимание и созданию дополнительных сервисов, отвечающих современным вызовам в отрасли. В частности, речь идет о разработке текстильных материалов, используемых для изготовления композитных изделий, а также наноструктурированных химических волокон.

В современных условиях для развития легкой промышленности очень важно своевременно анализировать состояние рынка, ключевые показатели профильных предприятий, осуществлять качественный кадровый аудит отрасли, а также вовремя определять «узкие места», которые мешают техническому развитию.

Необходимо систематизировать всю имеющуюся – иногда разрозненную - информацию о состоянии легкой промышленности в России и определить основные приоритеты ее развития на основании передового мирового опыта. Для объединения всех этих функций и был создан Инновационный центр, и именно такие задачи я ставлю перед собой.

– В чем заключается потенциал развития отечественного легпрома, его конкурентные преимущества?

– Мы часто слышим от скептиков, что объемы отечественной легкой промышленности сокращаются, экспорт в разы ниже импорта, отрасль лидирует по числу просроченных кредитных займов, а доля контрафакта навнутреннем рынке в последние года постоянно росла. Однако видеть только негатив крайне вредно для развития отрасли.

Сейчас, и в этом я согласен со многими экспертами, складываются идеальные условия для качественного рывка вперед. Для этого есть ряд ключевых предпосылок.

Начнем с того, что исследования демонстрируют общемировую тенденцию постепенного сокращения использования натуральных тканей и наращивания доли синтетических - полиамидных, полиэфирных, полиуретановых. Мы – одна из крупнейших в мире нефтяных держав, и продуктов нефтепереработки у нас достаточно, чтобы удовлетворить потребности рынка. Кроме того, у нас дешевый газ и электроэнергия. Все это создает хорошие возможности для развития этого направления, и подобные инициативы (в частности, проект в Ивановской области) сейчас активно прорабатываются.

Кроме того, у нас неплохой потенциал и по составляющим для производства натуральных тканей. Конечно, хлопок мы завозим, но у нас растет лен, который является важным сырьем для текстильной отрасли, в том числе, для материалов технического назначения.

Общий объем отечественного рынка легкой и текстильной промышленности колоссален – около 3 триллионов рублей в год, и таких крупных рынков, как у нас, в мире немного. Это создает большие возможности для отечественных предприятий за счет импортозамещения. Сейчас есть возможность переориентировать российского потребителя на товары отечественного производства, к тому же, по данным социологических исследований, более 65% граждан России считают отечественные товары легкой промышленности качественными, и готовы их покупать. Девальвация рубля сделала достаточно дорогим не только сам импорт одежды и обуви, но и использование зарубежной рабочей силы. Так, по экспертной оценке «БТК Групп», зарплата среднего работника текстильной фабрики в Китае увеличилась с 2006 года в три с лишним раза, что сопоставимо или даже выше средних зарплат российских швей. Кроме того, сама девальвация рубля также увеличила себестоимость пошива одежды в Китае на 80-85%. В сложившихся условиях в России отшивать изделия становится дешевле на 15-20%. Кроме того, не стоит забывать, что при создании товаров в России компаниям не нужно тратиться на дорогостоящую логистику, платить таможенные сборы.

В результате мы уже начинаем наблюдать новый тренд, когда отечественные компании все активнее начинают отказываться от размещения заказов в странах Юго-Восточной Азии, предпочитая налаживать деловые контакты с отечественными предприятиями легкой промышленности. Если наши крупные бренды переведут свое производство в Россию, это способно полностью вытеснить из определенных ниш иностранных конкурентов. Например, отечественная обувная компания «Брис-Босфор» постепенно переводит производство из Китая в Россию и с этого года будет производить, в частности, всю резиновую обувь у нас. Как только они запустят производство в больших объемах на отечественных площадках, китайский импорт резиновой обуви просто перестанет быть выгодным. И такие примеры можно перечислять и далее.

– Как в России обстоят дела с техническим оснащением предприятий?

– Проблема технического перевооружения остро стоит всегда и во всех странах – компаниям нужно следить за актуальными тенденциями и последними разработками в области профильной техники. Но парадокс заключается в том, что, несмотря на глобальную задачу улучшения технического оснащения, этот процесс в российских предприятиях налажен достаточно хорошо. Дело в том, что после развала СССР и фактически восстановления «с нуля» многих предприятий, их новое руководство сразу оснащало их по последнему слову техники. И это на сегодняшний день стало «неожиданным» преимуществом для многих компаний. Например, самое современное технологически оборудованное предприятие по производству махровых изделий находится в России. Оно снабжает не только российский рынок, поставляя продукцию для ритейла, но и экспортирует товары в другие страны.

И в этом российский размах – так как сегодня мы вынуждены переоснащать предприятия, то мы их оснащаем по последнему слову техники. Это позволяет получать продукцию нового – улучшенного - качества.

Однако не стоит забывать, что любое техническое перевооружение – по сути, часть бизнес-процесса предприятия. Поэтому бывает мало купить, допустим, высокопроизводительный станок - его еще нужно загрузить работой. Могу привести простой пример из обувной отрасли: на каждый рубль, потраченный на оборудование, нужно добавлять еще 5 рублей на оборотные средства. Купил станок – купи еще сырье, комплектующие и т.д. Здесь важна помощь государства, в том числе, финансирование инвестиционных проектов и оборотных средств предприятия.

– Некоторые дизайнеры, закупающие ткани за границей, говорят о недостатке качественных российских тканей. Вы считаете справедливыми подобные высказывания?

– Конечно, их логику понять можно. Дизайнеры активно конкурируют между собой, и зачастую залогом успеха является приобретение такой ткани, которой нет ни у кого другого. Таким дизайнерам всегда нужен именно эксклюзив. Тут нашим производителям и тягаться нет смысла – таких тканей нужно крайне мало, спрос на массовую продукцию эти дизайнеры обеспечить не могут, а потому производство в России просто невыгодно. Но и одежда из таких тканей, как правило, рассчитана не на массовый сегмент. Тут обычного покупателя пугает все – от цены (как правило, достаточно высокой) до применимости в повседневной жизни. Представьте, кто будет ездить в метро, допустим, в белом кашемировом пальто с добавлением меха викуньи?

Наш рынок крайне нуждается в доступном текстиле для простого человека. И здесь у нас есть потенциал и возможности для производства качественных тканей. В частности, рынок домашнего текстиля практически на 80% занят отечественными продуктами.

– Во многих отраслях остро стоит проблема нехватки профессиональных кадров. Как решается эта задача в легпроме?

– Да, такая проблема существует, в том числе из-за того что в какой-то момент на рынке стала преобладать импортная продукция, начали закрываться не только швейные фабрики, но и профильные учебные заведения, обучающие швей. Молодежи стало просто невыгодно идти в эту профессию. К тому же, ее престиж явно уступал «менеджерским» специальностям.

Теперь российским предприятиям нужно восстанавливать утраченные позиции в этом секторе, и решение такой задачи требует подготовки грамотных квалифицированных специалистов. Здесь важно повышать престиж профессии, разрабатывать программы по привлечению в профильные учебные заведения студентов. Современная ткачиха – это уже не просто работник, связывающий друг с другом нитки. Сейчас эта профессия требует дополнительных знаний, в том числе, компьютерных. В таком деле мелочей нет – нужно формировать профстандарты, а также налаживать диалог с производителями и учебными заведениями, обеспечивая их связь друг с другом. И это тоже одна из наших задач.

 

РИА "Мода"

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Все материалы >>
Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2018 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт