06.12.2018

Константин Мизгунов: «Власти поняли, что промышленные ткани нужны для обороноспособности страны»

 

Константин МИЗГУНОВ, председатель совета директоров «Промтекстиль», председатель Комитета СОЮЗЛЕГПРОМа по химическим волокнам, нитям, текстильной продукции технического назначения

 

57727Воронежское ЗАО «Промтекстиль» регулярно попадает в сложные ситуации, связанные с тем, что сразу после крупных закупок импортного оборудования растет курс валют.

Председатель совета директоров общества Константин Мизгунов даже шутит, что по их контрактам можно курс валют прогнозировать. Несмотря на то, что каждый такой этап дается предприятию сложно, воронежский производитель обеспечен наилучшим импортным оборудованием в отрасли и уже в 2016 году готов увеличить объем производства тканей в пять раз.

О том, как предприятие возглавило Ассоциацию производителей технического текстиля в России, выдавило китайских конкурентов и борется с узбекским демпингом, – в эксклюзивном интервью  председателя совета директоров «Промтекстиля», председателя Комитета СОЮЗЛЕГПРОМа по химическим волокнам, нитям, текстильной продукции технического назначения  Константина Мизгунова.

ЗАО «Промтекстиль» является ведущим предприятием России по производству более 40 видов технических тканей и нетканых материалов. Созданный на фабрике текстиль востребован в пищевой, химической, медицинской, металлургической промышленности. Рынки сбыта продукции охватывают большую территорию страны.

Уставный капитал компании – 20,6 млн рублей. Объем производства в 2015 году составил чуть более 400 млн рублей, что на 50 млн больше, чем годом ранее. По данным компании, «Промтекстиль» занимает 80% российского рынка по производству абразивных материалов на тканевой основе, около 3% – фильтровальных тканей, около 20% – тканей для резинотехнических изделий (транспортерные ленты, клиновидные ремни).

 

– Как переживает кризис и период импортозамещения ваша отрасль и предприятие?

 

– Если брать предприятия текстильной отрасли, аналогичные нашему, то мы в лидерах. Только предприятий этих осталось менее 10. По статистике, которую публикует Российский союз предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром), мы находимся на неплохом месте среди конкурентов. У «Газпромхимволокна» и Курской фабрики технических тканей объемы, конечно, больше, но у них и направление немного другое.

У нас узкая специализация – основы для конвейерных лент, шлифовальных шкурок, фильтровальные ткани и прокладочные холсты. Если брать эти параметры, мы в лидерах. Но 95% участников Союзлегпрома занимаются пошивом одежды и белья из импортных тканей. Поэтому до недавнего времени о производителях тяжелого текстиля не слышали. А от таких предприятий, как наше, зависит в том числе и обороноспособность страны. Это стало понятно только во времена санкций и напряженных международных отношений. Например, ткани для транспортерных лент поставляли Китай и Европа. Перекрыли кислород – и горнодобывающая, пищевая промышленность, сельское хозяйство встали.

 

– Неужели вы смогли подвинуть Китай?

 

– Китай мы подвинули после скачка курса доллара. Декабрь 2014 года уравновесил ситуацию. Сейчас серьезная проблема – Узбекистан. Там хлопок – основной экспортный товар. Лет восемь назад Узбекистан стал продавать пряжу в Россию по демпинговым ценам. Конкуренцию не выдержали даже российские гиганты. После их закрытия цены в России стали даже выше мировых.

Нашим давним клиентам – «Курскрезинотехнике» и Белгородскому абразивному заводу – компании из Узбекистана предложили готовую промышленную ткань по цене, по которой мы закупаем пряжу на эту ткань. Все понимают, почему это происходит, – демпинг. Они будут продавать по низким ценам, пока не умрут конкуренты, а затем начнут компенсировать свои потери. Хорошо, что и потребители это понимают, поэтому балансируют между экономической прибылью и сохранением российских производителей. В этом вопросе нужна четкая позиция государства.

 

– Кто и какие меры должны предпринять со стороны властей?

 

– Мы не в первый раз выходим с предложениями на Минпромторг, сейчас заручились поддержкой правительства Воронежской области. В протоколе по итогам нашей недавней встречи с губернатором Алексеем Гордеевым поставлены конкретные задачи. Но государственная машина инерционна. Потребовалось несколько совещаний у президента и главы правительства, чтобы чиновники прониклись проблемой. Два года назад мы не смогли войти в государственную подпрограмму, а сегодня и в Минпромторге, и в Фонде развития промышленности нас встретили благожелательно. Поэтому ситуацию с демпингом узбеков мы расцениваем как временную. Думаю, совместными усилиями порядок наведем.

 

– Три года назад Вы тоже говорили о запуске инвестиционного проекта. Как обстоят дела с его реализацией?

 

– Инвестиционный проект «Тяжелое ткачество» уже позволил нам значительно перевооружить ткацкое производство. Мы поставили высокопроизводительное сновальное оборудование, современный каландр и начали конкурировать с западными поставщиками. Например, почти на всех сахарных заводах отвоевали нишу по поставке тканей для пресс-камерных фильтров.

 

– Ваша продукция качественнее или дешевле?

 

– Наша фильтровальная ткань дешевле импортной практически в два раза – при сопоставимом качестве. А новый инвестиционный проект «Создание импортозамещающего производства прокладочных холстов для шинных заводов, резинотехнических изделий» позволит увеличить присутствие на российском рынке как минимум в пять раз. Если в 2015 году мы поставили 150 тыс. м ткани, то после приобретения полной технологической цепочки импортного оборудования сможем выпускать 750 тыс. м.

Общая стоимость проекта превышает 140 млн рублей. Фонд развития промышленности одобрил льготный заем – 59 млн рублей под 5% годовых. Также у нас традиционно хорошие отношения со Сбербанком. В производстве будут задействованы современные станки Toyota и Picanol.

 

– А как же отечественные производители?

 

– С продукцией отечественных производителей текстильного оборудования, к сожалению, много проблем. Купленные в Чебоксарах станки позволяют нам делать ткань необходимого для клиентов качества, но они день работают, потом два дня находятся в ремонте. А многие виды оборудования в России вообще не выпускают.

 

– На сколько лет рассчитана инвестиционная программа?

 

– Программа рассчитана на пять лет, но на планируемые объемы мы должны выйти к концу 2017 – началу 2018 года. Со стороны шинных заводов на нашу продукцию спрос есть. Pirelli и Yokohama провели испытания нашей продукции на своих заводах в Японии и Италии и дали нам зеленый свет.

Если мы год отработаем с их российскими заводами без провалов по качеству, они будут рекомендовать своим заводам в Бразилии и Великобритании закупать прокладочные холсты у нас. Вообще, наши ткани успешно прошли испытания на десятках предприятий. Важно и то, что сырье для прокладочных холстов, в отличие от хлопчатобумажных тканей, полностью отечественное. Это действительно программа импортозамещения.

 

– Кто в этом направлении является вашими конкурентами в России?

 

– Несколько предприятий в стране выпускают подобную ткань, но она прошлого поколения. Наша продукция значительно превосходит отечественные аналоги, сопоставима с предложениями зарубежных поставщиков, но при этом дешевле.

Также на рынке фильтровальных тканей мы начали рассматривать специфические, необъемные заказы, требующие частой перезаправки станков. Рентабельность от них выше, специализированный продукт дороже стоит. Но это требует серьезной научной и технологической базы на предприятии. Мы сумели подобные компетенции у себя сохранить. Такого серьезного потенциала я у наших конкурентов не вижу. Кроме того, у нас 35 единиц импортного оборудования, а у ближайших к нам конкурентов – две-четыре единицы.

 

– Фабрике не тесно на этой площадке?

 

– Нет. Импортный ткацкий станок с электронными системами настройки и отслеживания параметров повышает производительность труда. Численность работников, к сожалению, снижается, но объемы производства и зарплаты растут. Сейчас у нас работают 127 человек.

 

– На вашем рынке наблюдается консолидация? Кто-то с кем-то объединяется?

 

– Два года назад мы создали Ассоциацию производителей технического текстиля. В ассоциации шесть предприятий. Я являюсь ее президентом. Это позволяет консолидировать политику и закупки, лоббировать интересы. Мы совместно решаем проблемы.

Текстиль – наше призвание. Но рентабельность в текстильном бизнесе традиционно очень низкая, зато инерционность – большая. Инвестиции в промышленность очень долго возвращаются. В Европе к текстильным предприятиям, подобным нашему, совсем другой подход. Там, как правило, это семейный бизнес. Они ставят оборудование, которое не отобьется и за 25 лет, а в России от инвестпроектов требуют окупаемости за три-пять лет.

Abireg.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Все материалы >>
Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2018 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт