26.07.2019

Пять лет назад российские чиновники придумали практически панацею (по их мнению) от всевозможных кризисов и внешних угроз. Имя этой панацее – импортозамещение.

 

Пять лет назад российские чиновники придумали практически панацею (по их мнению) от всевозможных кризисов и внешних угроз. Имя этой панацее – импортозамещение.


«Новые Известия» уже не раз писали во что превратилась на деле эта «таблетка». Например, в мае мы выяснили, что, несмотря на декларируемые успехи в сфере производства продуктов питания, ни программа импортозамещения, ни продуктовое эмбарго не помогли совершить долгожданный прорыв в отрасли. Однако импортозамещать по плану Россия должна не только продукты. Нужно еще во что-то одеваться, где-то жить, пользоваться различными бытовыми средствами и так далее... Одним словом, то, что обеспечивает насущные потребности, тоже должно быть импортозамещено.

Недавно волну обсуждения вызвали опубликованные Росстатом данные о том, что 35,4% российских семей не могут позволить себе обувь по сезону, а 48,2% семей денег хватает только на еду и одежду. Даже Кремль вынужден был прокомментировать этот позорный факт. Так что вопрос доступности одежды справедливо занимает второе место после вопроса доступности еды. Поэтому попробуем разобраться, как обстоят дела с импортозамещением в легкой промышленности.

Если верить чиновникам, то с этой отраслью в стране всё хорошо.

Дмитрий Медведев
Председатель Правительства Российской Федерации
На весеннем заседании комиссии по импортозамещению в лёгкой промышленности: «У нас в стране появились конкурентоспособные производства тканей, кожи, спецодежды, специальной обуви. Особенно заметный сдвиг произошёл в создании высокотехнологичной спортивной экипировки».

Однако опыт показывает, что реальность может отличаться от заявлений чиновников. «Новые Известия» попытались вместе с экспертами ответить на вопрос о том, для чего нужно импортозамещение в легкой промышленности, а также разобраться, насколько сильно в отчетах чиновников искажение реальной ситуации в отрасли.

Не очень легкая промышленность

Лёгкая промышленность в представлении большинства людей ассоциируется исключительно с одеждой, обувью и прочим текстилем для товаров массового потребления: постельное бельё, полотенца и всё в этом роде. Но это не совсем так.

Сейчас без лёгкой промышленности нельзя ни хорошую дорогу, ни современный комфортный дом построить, ни собрать обильный урожай... даже детей без тех же памперсов (а это – тоже легпром) в комфорте не вырастить.
Чем болеет легкая промышленность

Проблемы отрасли возникли не на ровном месте. Они формировались не год, не два, и даже не десять. Посмотрим, что дает «осложнения» для состояния российского легпрома.

Болевые точки лёгкой промышленности

Низкий спрос

Высокая доля импорта

Высокая зависимость от госзаказа и гособоронзаказа
Высокая зависимость от импортного сырья

Дефицит отечественного оборудования

Народ в стране беднеет, и за последние 4 года розничный рынок одежды сжался на 38%, при том, что текстиля, одежды и обуви в России в прошлом году было произведено на 430,9 млрд. рублей, а импортировано – на 962 млрд. рублей (импорт в прошлом году вырос на 10%, а за 5 месяцев 2019 года прибавил ещё 1%). Выпуск прядильных намоточных, мотальных и крутильных машин в прошлом году сократился с 70 до 42 штук, а выпуск ткацких станков вырос с 9 штук аж до 57. Это при том, что в России насчитывается порядка 14 тыс. предприятий лёгкой промышленности. Что касается госзаказа, так у нас армия, полиция, Росгвардия, госкомпании – все они нуждаются либо в униформе, либо в рабочей одежде. Это миллионы людей, и спрос со стороны госпредприятий обеспечивает работой отечественные предприятия, не зависимо от качества продукции. Но радоваться рано – остерегаются эксперты.

«Зависимость от импортных материалов очень большая. Примерно 95% материалов мы закупаем за рубежом. И это сильно влияет на цены: нестабильный курс рубля, дорогостоящая логистика, поэтому и стоимость изделий получается высокой».

Светлана Беляева

Президент Российского союза производителей одежды
«Отрасли, по-прежнему, живётся нелегко. Продукции российских производителей трудно конкурировать с зарубежной: она либо теряет в качестве, либо существенно дороже. Это происходит по ряду причин, в частности, из-за отсутствия полноценной сырьевой базы, нехватки квалифицированных специалистов и высоких цен на импортное оборудование при отсутствии российских аналогов».

Константин Клюка

Генеральный директор АПХ «ПРОМАГРО»
«В отрасли, по-прежнему, остаются нерешённые проблемы: например, зависимость от импортного сырья. Даже производство льна в России – это моноволокно, с которым почти никто не работает. На рынке синтетических волокон произошла техническая революция, но это всё не российские разработки.

Пётр Арефьев

Доцент Департамента экономической теории Финансовой академии при Правительстве РФ
«Зависимость от импортных материалов очень большая. Примерно 95% материалов мы закупаем за рубежом. И это сильно влияет на цены: нестабильный курс рубля, дорогостоящая логистика, поэтому и стоимость изделий получается высокой».

Светлана Беляева

Президент Российского союза производителей одежды

Сделать так, чтобы люди могли позволить себе качественную и комфортную одежду, тёплое и сухое жилище – непростая задача в таких условиях. Почему сложилась такая ситуация?
Производить в России можно, но дорого и не на чем...

✔ Проблема первая

Производить в России дорого. Отечественным предприятиям приходится конкурировать с большим количеством дешёвой импортной продукции из Азии.
Занятость в отрасли легкой промышленности*

Россия
около 330 тыс. чел.

Китай
215 млн чел.

Индия
5 млн чел.

Вьетнам
2,5 млн чел.

*По оценке Российского союза производителей одежды.

На одного занятого в отечественной текстильной промышленности приходится 600 рабочих во всех странах-конкурентах. Ситуация усугубляется значительной лучшей оснасткой производств в странах Азии.

Наталья Кондратьева

Руководитель компании производства одежды полного цикла
«Рост объемов производства одежды связан с ростом числа российских дизайнеров, появившихся за последние 10 лет. Однако это приводит к большому ассортименту производимой продукции с мелкими сериями, что, в свою очередь, из-за ограниченности рынка не дает конкурентных цен. Это как замкнутый круг: чтобы сделать дешево - нужны объемы, чтобы молодому дизайнеру выйти на рынок, конкурирующий с иностранными компаниями - нужна низкая цена».
90% оборудования в России – импортное*

✔ Проблема вторая

Производить качественный товар не на чем. Доля оборудования со сроком эксплуатации до 10 лет в отрасли составляет 37%, от 11 до 20 лет — 24%, но больше всего оборудования, эксплуатируемого уже более 20 лет — 39%

*оценка «Росагролизинга»

✔ Проблема третья

Производить не из чего. Даже отечественные ткани не совсем отечественные. По оценке Высшей школы экономики, в России производят 33% от всех используемых в стране синтетических тканей (а это основной материал – синтетика с 64% от всего рынка вытеснила натуральные ткани), но при этом производство волокна для этих тканей практически отсутствует
«Блеск и нищета»
производства синтетики
Производство синтетического волокна
в 2017 году: 6 тонн
Производство синтетического волокна
в 2018 году: 364,72 тонны
Потребность рынка:
155 000 тонн

Странные решения

Несколько лет назад Минпромторгом активно прорабатывался проект строительства современного текстильного кластера в Ивановской области. Основой должен был стать комбинат синтетического волокна, производящий популярный полиэстер. Даже заручились поддержкой Внешэкономбанка, который был готов обеспечить финансирование на 25 млрд. рублей. Только комбинат не был подкреплён ни сырьевой базой (во всём мире подобные комбинаты строятся вблизи мест добычи нефти и химических предприятий), ни спросом: у нас попросту отсутствуют предприятия, способные поглотить 175 тыс. тонн синтетического волокна (это больше всего российского рынка!). Результат – проект был закрыт в 2018 году и альтернатив у него нет.
✔ Проблема четвертая

В России скудный набор мер поддержки предприятий. Чтобы разобраться с тем, что сейчас делает Минпромторг, «НИ» отправили запрос в ведомство о действующих мерах поддержки лёгкой промышленности. Из ответа следует, что Минпромторг устанавливает преференции в рамках госзаказа, гособоронзаказа, также введён запрет на вывоз кожевенного полуфабриката, отечественная продукция представляется на различных локальных и международных выставках. И выделяются средства на оплату части процентов по кредитам. Однако эксперты не спешат обднадежить.

Светлана Беляева
«К сожалению, не у всех производителей получается подключиться к госзаказу. Особенно поддержка в виде госзаказов сильна там, где у предприятия есть и рыночная продукция, и госзаказ. Спрос со стороны населения сейчас снижается, а значит снижаются объёмы заказов. Госзаказ в этом случае поддерживает объёмы производства».

✔ Проблема пятая

В России не к чему стремиться. Минпромторг даже и не пытается совершить «прорыв», Стратегия развития лёгкой промышленности до 2025 года сразу закладывает отсутствие какого-либо роста:
Основные показатели отрасли, заложенные в консервативном сценарии Стратегии
Рост вклада лёгкой промышленности в ВВП с 0,2% в 2017 году до 0,21% в 2025 году
Снижение доли импорта с 81% до 78%
Сохранение объёмов экспорта в реальном выражении на прежнем уровне

Иван Антропов

Независимый эксперт по экономике
«Существуют и более позитивные сценарии развития событий, но пока приходится ориентироваться именно на основной консервативный сценарий Стратегии. Сохранение имеющихся объёмов производства – это максимум, на что способна лёгкая промышленность. Иначе и быть не может в условиях, когда правительственная Стратегия не предусматривает комплексного плана развития и не имеет чёткой дорожной карты».
✔ Проблема шестая

В России трудно выжить легальному бизнесу. Председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, президент Ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин указывает на то, что теневой импорт продукции лёгкой промышленности достигает 700 млрд. рублей – больше всего производства в России!

И люди не против: 42% россиян выбирают контрафакт из-за низкой цены. Нелегально ввезённая продукция, независимо от степени оригинальности, привлекательна тем, что избавлена от налогов. Один только НДС добавляет 20% к стоимости легальной продукции. В целом же налоговая нагрузка на предприятия в России на 15% больше, чем в странах Евросоюза.

Есть ли выход?

На первый взгляд складывается впечатление, что вылечить отечественную промышленность практически невозможно. Да, пристрелить отрасль, чтобы не мучалась, намного проще, чем ставить на ноги. Но как же люди? Вот скакнёт опять курс рубля и тогда даже самый некачественный «Адибас» станет недоступной роскошью... россиянам придётся импортозамещать привычную обувь исконно русскими лаптями из бересты? Как этого не допустить, и что делать – мнения экспертов.
Иван Антропов обращает внимание на опыт других стран:
«Полностью повторять путь Китая, постепенно завоёвывая позиции за счёт копеечной рабочей силы, мы не можем. Значит России нужен качественный технологический скачок, который уже совершили другие государства. Необходимо отказаться от единственного механизма субсидирования процентных ставок, и обратить внимание на лучшие мировые практики. Всё уже давно изобретено».

Иван Антропов

Независимый эксперт по экономике
Светлана Беляева видит выход в расширении программ поддержки:
«Программы финансовой господдержки отрасли эффективны, но их маловато. Они имеют точечные возможности, а отрасль очень большая. Они дошли не до каждого предприятия. А там, куда они дошли, у нас появилась новая продукция – спецодежда, одежда для спорта и отдыха. Бизнес-сообщество сейчас ставит вопрос не только о сохранении, но и даже об увеличении мер поддержки».

Светлана Беляева

Президент Российского союза производителей одежды
Пётр Арефьев ставит вопрос шире:

«Мы столкнулись с «костыльной» экономикой. В производстве спецодежды есть комфортные условия работы и кредитования – там мы видим рост производства в геометрической прогрессии. Но такие условия должны создаваться для всех предприятий отрасли».

Пётр Арефьев

Доцент Департамента экономической теории Финансовой академии при Правительстве РФ

Иван Антропов обращает внимание на опыт других стран:
«Полностью повторять путь Китая, постепенно завоёвывая позиции за счёт копеечной рабочей силы, мы не можем. Значит России нужен качественный технологический скачок, который уже совершили другие государства. Необходимо отказаться от единственного механизма субсидирования процентных ставок, и обратить внимание на лучшие мировые практики. Всё уже давно изобретено».

Иван Антропов

Независимый эксперт по экономике

Как «ставили на ноги» легпром за рубежом
Китай
установлен льготный режим налогообложения
Турция
оборудование для отрасли не облагается пошлинами и НДС, а экспортёрам полностью или частично возвращают налоги
Индия
субсидируется 5% расходов на обновление технологий
США
был создан специальный научный комплекс Advanced Functional Fabrics of America (AFFOA), направленный на создание «умных» тканей.

Выбор сейчас прост: либо двигаемся в соответствии со Стратегией Минпромторга в ее неизменном виде, и дожидаемся, когда же люди вообще не смогут покупать одежду и строить дома, либо двигаемся в ногу со временем, и перенимаем успешный опыт зарубежных стран. Одной спецодеждой сыт не будешь, да и гардероб, состоящий сплошь из спортивной экипировки (пусть даже и высокотехнологичной) едва ли удовлетворит отечественного потребителя, которому сегодня нужно не просто что-то лучше, чем лапти, а качественный товар, с которым можно и кризис пережить, и на ноги встать.

 "Новые известия"

Все материалы >>

 

Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2019 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт