14.01.2022

Стал натягивать гамаши - говорят ему: не ваши!

 


trudНе секрет, что сейчас почти вся одежда и обувь в России — импортные. Например, порывшись в шкафу, я обнаружила лишь одну вещь отечественного производства — носки. Большинство наших граждан в последнее время либо отовариваются в массмаркете на распродажах глобальных брендов, либо заказывают обновки в Сети напрямую из Китая (зато дешево!). Почему же не получается наладить производство в России? Почему брюки и ботинки так и не поддались импортозамещению?

 

Может, это у меня такой гардероб не вполне патриотический? Но вот цифры. Доля импортной обуви в российском ретейле составляет 87%, одежды — 82%, текстиля — 73%. В основном мы импортируем все эти вещи для ношения из Азии — Китая, Вьетнама, Индии, Бангладеш, Индонезии, Малайзии, а кое-что из Белоруссии и даже Киргизии. Между тем импорт стремительно дорожает. Стоимость одежды и обуви в 2021 году в России выросла на 10-15%, а в наступившем 2022-м цены могут увеличиться еще на 15-25%, сообщило неутешительную весть агентство Fashion Consulting Group. Многие эксперты дают еще более печальные прогнозы: по их мнению, рост цен на одежду и обувь в среднем и низком ценовых сегментах может дорасти и до 40%.

 

«Прошедший год был одним из самых сложных для товарного бизнеса, — объясняет эксперт в торговле на маркетплейсах и товарном бизнесе Максим ЛОГИНОВ. — Ограничения из-за ковида в работе таможен привели к застоям товарных потоков и нарушению логистических цепочек, а затем и к острой нехватке контейнеров, которые подорожали в несколько раз. Предприниматели были вынуждены отбивать потери за счет повышения цен, плюс сильно подорожала доставка в Россию. Сегмент одежды и аксессуаров всегда был дорогостоящим, а сейчас стоимость логистики выросла в 2-2,5 раза. Растут цены на материалы и в самом Китае, обшивающем и обувающем полчеловечества. Дорожает не только сырье, но и оборудование, энергия, труд рабочих, продолжает расти стоимость транспортировки. В ближайшее время ситуация точно не улучшится:»

 

Казалось бы, надо самим браться за дело. Если уж ракеты делаем, то как-нибудь с ботинками управимся? Тем не менее возможности наладить производство в России эксперт оценивает весьма скептически: по его мнению, Китай выполняет заказы для всего мира и должны пройти годы активной пиар-работы, чтобы привлечь в Россию поток внешних заказов. Вторая проблема — материалы. Их мы закупаем для производства на российских фабриках опять же в Китае, поэтому сталкиваемся все с теми же проблемами доставки и ростом цен на сырье. Имеет значение и ментальность россиян, говорит Логинов: китайцы привыкли работать по семь дней в неделю, а мы к такому режиму явно не готовы.

 

Причиной сложившийся в стране ситуации экономист Андрей БУНИЧ называет нефтяную модель развития экономики: «Считалось, что все, кроме нефти и газа, не имеет никакого значения, что это мелочь, ерунда». Такой пренебрежительный подход, по его мнению, и привел к тому, что в плане непродовольственных товаров сейчас мы полностью сидим на импорте. Есть либо прямой импорт, либо скрытый. То есть даже если вещь числится российского производства, компоненты у нее все равно импортные.

 

«Понятно, существует брендовая одежда, — говорит Бунич. — Но какие-то совсем уж простые позиции на рынке мы могли бы закрывать сами. И это оказывало бы сдерживающее воздействие на цены. Возить из Китая уже не так дешево, как было раньше, там выросли издержки и зарплаты. И многие производители оттуда уже уходят — в Индию, Бангладеш, Индонезию. Если производить здесь, цены будут сопоставимые: по стоимости рабочей силы сейчас принципиальной разницы почти нет, зато можно существенно сэкономить на транспорте и логистике. Плюс рабочие места будут создаваться здесь. Я считаю, наши производители могли бы конкурировать, но надо им предоставить льготные условия. Это возможно и не так уж дорого стоит. Та же Турция для своей текстильной отрасли применяет разные формы поддержки, у них в приоритете эта отрасль. А в Бразилии и Испании и вовсе смогли создать мощную индустрию моды, которой там изначально не было».

 

Как рассказывает президент СОЮЗЛЕГПРОМа Андрей РАЗБРОДИН, у нас, например, делают отличные пуховые куртки и изделия из кожи, которые экспортируют по миру, но наладить массовое производство оказывается непросто. Тем не менее в условиях ковида отрасль, одна из немногих в стране, показала рост: «Перед пандемией наша швейная промышленность была недозагружена заказами на 45%, а теперь заказы стоят в очередь, зарплаты швей выросли до 100 тысяч рублей, найти свободную мощность практически невозможно». По его словам, уже сейчас все больше производств задумываются о переходе из Китая и Бангладеш в Россию: шить у нас и везти в Европу получается дешевле, чем из Китая. Локализуются производства крупных брендов, да и наши бренды стали активнее развиваться.

 

«Наладить выпуск только для России — это задача-минимум, — утверждает Разбродин. — Китай развил производство для всего мира за 10 лет, ничто не мешает это сделать и нам. Возможностей и традиций у нас немало, китайцам приходилось учиться всему с нуля. Мы потеряли часть промышленности, ее надо восстанавливать. Вслед за локализацией готовой продукции пойдет и локализация тканей, мы сможем восстановить их производство. Нужно, чтобы государство занялось этой отраслью. Вспомните, как поддерживались сельское хозяйство и фермерство, и теперь можно купить разнообразные сорта сыра, хотя совсем недавно ничего отечественного почти не было. Здесь похожая ситуация».

 

Посмотрим, что изменится в моем гардеробе через год?

 

"ТРУД"

 

Все материалы >>

 

Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2022 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт