29.11.2018

Лозунг «Ни войны, ни мира!» стал главным в легкой промышленности

 

Лозунг «Ни войны, ни мира!» стал главным в легкой промышленности

Что стимулирует, а что тормозит развитие современной отрасли легкой промышленности, рассказал «РБК Отрасли» президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности  Андрей РАЗБРОДИН.

arazbС одной стороны, меры господдержки (прямой и косвенной), которая увеличивалась до последнего времени, и параллельная активность бизнеса привели к выходу многих сегментов легпрома из затяжного кризиса.Если говорить в целом об отрасли легкой промышленности, можно использовать небезызвестный лозунг октября 1917-го: «Ни войны, ни мира».

С другой стороны, резкое снижение платежеспособности рубля в сочетании с удорожанием всех составляющих производства, а теперь еще и с повышением НДС, цен на топливо и другие факторы тормозят положительные тренды. Продолжает снижаться платежеспособный спрос потребителей и, прежде всего, на высококачественную (российскую и импортную) продукцию, составляющую средне- и высокоценовой сегмент товаров легпрома. Сверхтяжелыми остаются условия коммерческого кредитования отрасли, дорожает импортное оборудование, доминирующее в технологической базе российского легпрома. К тому же пока сложным остается доступ российской продукции в систему ретейла.

 

ФИНАНСОВЫЙ ВОПРОС

 

Но банковский фактор, пожалуй, основной в плане кредитно-инвестиционного «голода» практически во всех сегментах легпрома. Банковская система в стране изначально сориентирована на проекты, гарантируемые государством, либо на проекты, обеспечивающие высокую и притом быструю прибыль. А они, как правило, экспортно-сырьевые. Отсюда и сверхвысокие процентные ставки по кредитам для других отраслей; и жесткие залоговые требования не только к проектам легпрома, но и почти всего перерабатывающего сектора экономики.

Плюс к тому, современный уровень господдержки отрасли, хотя и вырос до 2,5 млрд руб. на 2018 год (в 2016 году — 2,2 млрд руб.), все же он, по многим оценкам, не достигает и трети от реальных потребностей легпрома в этой поддержке (в начале 2000-х — не более 15% от потребностей отрасли). Средний уровень ввозных пошлин на весь ассортимент отрасли (от сырья до конечной продукции) минимум в 4,5 раза ниже, чем в развитых и большинстве развивающихся стран, что связано с условиями участия РФ в ВТО.

Уже эти факторы и тенденции едва ли позволяют производителям легальной высококачественной продукции конкурировать с демпингом, который может оказаться еще опасным для здоровья потребителей. Именно это создает противоречивую ситуацию, определяющую динамику отрасли.

 

СОСТОЯНИЕ ОТРАСЛИ

 

Производство текстильных изделий в РФ в 2017 году увеличилось по сравнению с 2016 годом на 7,1%, одежды — на 3,8%, выпуск кожи и изделий из кожи — на 4,3%. Производство же синтетических тканей выросло в прошлом году рекордно — почти на 25%, трикотажных изделий — на 14%, обуви — почти на 12%.

Здесь, по нашему мнению, сыграли свою роль в том числе меры господдержки — монетарные и регуляторные. Характерен также весомый рост доли российских исполнителей госзаказа за последние четыре года — с 30 до 80%. А также активное развитие при поддержке государства сырьевой базы легпрома по натуральным составляющим (лен, шерсть, кожсырье) с 2016–2017 годов.

А в целом совокупную долю легпрома в общероссийском ВВП, по прогнозу Минпромторга РФ (на 2017 год), возможно довести к 2025 году до 4–4,5% в сравнении с 1–1,5% в 2016–2017 годах. Но возникает вопрос, если понизится господдержка, обоснован ли этот прогноз?..

Что касается динамики 2018 года, она все сильнее зависит от вышеупомянутых внутри- и межотраслевых факторов.

 

ОБОРУДОВАНИЕ УСТАРЕЛО

 

Между тем доля в отрасли различного оборудования со сроком эксплуатации до десяти лет превышает 35%; от 11 до 20 лет — около 25%; более 20 лет — почти 40%. То есть львиная доля производственного парка в легпроме безнадежно устарела.

Но российское производство оборудования для легпрома и для смежных секторов (химпрома), конкурентоспособного с импортным по качеству и ценам, ныне предлагает предприятиям такую продукцию максимум в доле 20% от реального спроса. При этом импортное оборудование продолжает дорожать, а его импорт усложняется еще и внешнеполитическими факторами. Основная из них, пожалуй, в том, что западные поставщики и их «союзники» нередко приравнивают оборудование для легпрома, особенно для химико-текстильного сегмента, к санкционному. Конечно, это затрудняет его развитие, как и выход производителей на внешние кредитные и инвестрынки.

Относительно же «Стратегии развития легкой промышленности до 2025 года», разработанной под эгидой Минпромторга РФ, многие эксперты считают необходимой ее доработку, особенно по сегменту химволокон/химнитей и продуктов их переработки. А также в части, например, швейного производства, которое — в его современном понимании — почти отсутствует в стране. Да и в целом, в «Стратегии…», на наш взгляд, нужно уточнить источники, объемы ее финансирования и прогнозные показатели динамики внутреннего спроса на продукцию легпрома всех переделов. Кроме того, этот документ практически не содержит сектора производства отечественного оборудования для отрасли и ее смежников.

 

ФАКТОР ДЕМПИНГА

 

Уже упоминался фактор демпинга. Но в его «реестре» и контрафакт, являясь, пожалуй, центровым «наполнителем» демпинга. На рынке товаров легпрома в стране доля контрафакта и смежных фальсификатов если и снижается, то весьма медленно: по разным оценкам, сегодня она не ниже 30%. Живучесть этой проблемы в РФ связана, опять же, с падением платежеспособного спроса потребителей, которые ориентируются, как правило, больше на ценовые, а не на качественные параметры продукции. Причем этот тренд сейчас охватывает весь ассортимент изделий легпрома, что, конечно, «довершает» сложную ситуацию в отрасли.

Да, электронное чипирование товаров, начатое полтора года назад с меха и меховых изделий, вскоре доказало свою эффективность. «Обелив» этот рынок примерно на две трети. Но как показывает опыт в этом вопросе, требуется не только дальнейшее расширение ассортимента маркируемых товаров. Но и в целом комплексная система мер — в рамках всего ЕАЭС — по сокращению доли контрафакта в производстве, импорте и, значит, на самом рынке. Хотя бы из-за сохраняющейся «прозрачности» границ и таможенного контроля между странами ЕАЭС, через которые в Россию ежегодно поступает минимум 60% общего объема демпинга/контрафакта на внутрироссийский рынок.

 

Автор: Андрей Разбродин, президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности, член Общественной Палаты РФ

 

РБК (29.11.2018)

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Все материалы >>

 

Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2019 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт