Текстильная и легкая промышленность России

Россия не успела снять сливки с членства во Всемирной торговой организации

 

В 2014 году исполнилось два года с тех пор, как Россия вступила во Всемирную торговую организацию. И в минувшем декабре авторитетные российские финансисты, экономисты и предприниматели собрались на специальную конференцию, чтобы оценить, проанализировать, высказаться, спрогнозировать, определиться. Причем все это - в условиях взаимных экономических санкций между Россией и странами Запада. В итоге выяснилось, что и вступать-то, по сути, России пришлось в виртуальное “нечто” - ВТО на тот момент растеряла львиную долю своего значения. Во что же именно мы вступили, разбирался корреспондент “Солидарности”.

ИСТОРИЯ “ЛЮБВИ”

Переговоры по вступлению РФ во Всемирную торговую организацию длились долгих 18 лет - наша страна поставила тут своеобразный рекорд. С одной стороны, было время изучить досконально все условия, выторговать для себя наиболее выгодные из них и готовить отечественных производителей к усилению конкуренции на внутреннем и внешнем рынках. С другой стороны - время шло, переговоры велись, а то же, например, станкостроение как было в упадке, так там и оставалось. Можно перечислить еще агропром, лесную отрасль, авиастроение, текстильную, автомобильную (по конкурентным качествам продукции) промышленность и радиоэлектронику. Последнюю, правда, с поправкой на секретность многих разработок для ОПК.

Государство неизменно обещало серьезную поддержку бизнесу, которая позволила бы технически перевооружить предприятия и усилить их конкурентоспособность. Однако даже осенью 2012 года - уже после подписания соглашения с ВТО - это все еще оставалось в планах. Тогда председатель комитета Госдумы по экономической политике Игорь Руденский заявлял, что министры и парламентарии пока только изучают ситуацию и прикидывают, что можно сделать для различных отраслей (см. “Солидарность” № 42, 2012).

В общем, создавалось впечатление, будто России просто стало неудобно дальше “динамить” партнеров, и она бросилась в объятия ВТО без оглядки. Поддержка некоторых отраслей из федерального бюджета на 2013 - 2015 годы планировалась в размере примерно 50 млрд рублей. Для всех отраслей, нуждающихся в помощи, это капля в море. Для сравнения: около 30 млрд рублей было потрачено государством только на строительство моста на остров Русский во Владивостоке - и этот мост до сих пор называют одним из самых бесполезных сооружений в стране. “Стоимость” дополнительных преференций - прежде всего, для текстильной и легкой промышленности - оценивалась еще примерно в 25 млрд рублей.

Однако одновременно с запоздалой господдержкой было анонсировано и резкое снижение ввозных пошлин на иностранные товары. Собственно, суть участия в ВТО, если говорить совсем просто, в том, чтобы снижать собственные издержки при экспорте и стоимость зарубежных товаров при их импорте. Ключевую роль здесь играет как раз таможенное регулирование. Где-то пошлины меняются сразу, где-то постепенно.

- Учитывая то, что сегодня в гражданском машиностроении немало старых технологий и оборудования, многие предприятия у нас неконкурентоспособны. И при пересмотре таможенных пошлин предприятия могут пострадать достаточно серьезно. Ведь и без всякого ВТО у нас почти 40 предприятий за последние годы стали банкротами, - говорил тогда же “Солидарности” Николай Шатохин, председатель профсоюза машиностроителей РФ.

Теперь, допустим, у России отлично развито самоваростроение, а Великобритания поднаторела в производстве английских булавок. Если и то, и другое пользуется спросом за “своим” рубежом, можно взаимовыгодно торговать, “играя” с пошлинами. И вот что в связи с этим интересно. Доля импортного текстиля и продукции легпрома в России составляет 80%. А после вступления в ВТО ввозные пошлины на эту продукцию должны постепенно уменьшиться с 40 до 5%. Внимание, вопрос: помогут ли отрасли в таких условиях бюджетные миллиарды? Очевидно ведь, что текстильное производство для России не является “самоваром”. “Самовар” у нас, по большому счету, один, и это углеводороды. А текстиль как раз является “булавкой”, которую, увы, выгоднее приобретать за рубежом, чем производить у себя.

Можно сказать, что господдержка нужна ради сохранения рабочих мест, но... Признаки ответа можно усмотреть в ситуации на “самом перспективном и технологически продвинутом предприятии отрасли - ОАО “Вологодский текстиль”. Так о нем писала “Солидарность” в сентябре прошлого года (см. № 33, 2014). Еще в 2008 году на предприятии стали реализовывать частно-государственный инвестиционный проект стоимостью (до осени прошлого года) в 4 млрд рублей. Половину вложило правительство Вологодской области, собственник 60 процентов акций. И предприятие действительно успели серьезно перевооружить. Но, что интересно, бюджетные вливания прекратились именно в год вступления России в ВТО.

- В первую очередь мы увеличиваем субсидии на закупку сырья, техническое перевооружение, обучение кадров и так далее, - раскрывал планы федеральных властей Игорь Руденский осенью 2012-го. - Мы предлагаем освободить эту отрасль от налога на прибыль на 5 - 10 лет, есть предложение компенсировать регионам выпадающие доходы.

И ведь, поди, возместят. Приведенный пример, конечно, не касается напрямую ВТО, однако инвестиции в предприятие вливались в рамках госпрограммы развития промышленности. А поддержка бизнеса в условиях ВТО дело тоже государственное. Так что, наверное, нужно быть готовыми к тому, что региональные деньги будут выделяться местами на не самые перспективные проекты с последующей компенсацией расходов из федерального бюджета. Впрочем, поживем - увидим.

ЗАГРАНИЦА НАМ “ПОМОЖЕТ”

17 декабря эксперты собрались в московском Центре международной торговли, чтобы согласиться, по сути, с тем, что тема ВТО в 2014 году отступила на второй план перед торговой войной стран Запада (и немножко Австралии и Японии - Земля-то круглая) с Россией. Или наоборот - России со всеми: это уж кому как удобно, а мы о торговле.

В связи с отходом членства в ВТО на второй план легко скатиться в крайности при оценке эффективности для России этого международного института. Одной крайностью было бы считать, что значение наднационального торгового регулятора может быть потеряно в связи с политическими событиями, носящими временный характер. Другой крайностью, увы, были бы попытки спрогнозировать с претензией на точность время окончания политического конфликта.

Тем более что правила ВТО могут стать тем орудием, из которого конфликтующие в политике стороны смогут впоследствии интенсивно друг друга “обстреливать”. Так, в конце октября Евросоюз подал в торговую организацию иск против России: страны ЕС не устроило то, что РФ, по их мнению, стала взимать более высокие пошлины на ввоз некоторых видов сельхозпродукции и охладительных устройств, нежели чем это предусмотрено соглашением.

Наивно было бы полагать, что это не связано с продуктовым эмбарго, которое Россия ввела в августе против своих “обидчиков”. В свою очередь, и сама Россия грозится исками в ВТО по поводу ограничительных торговых мер со стороны Запада, но пока это остается угрозами. Хотя ограничения грозят нашим оборонной, нефтегазовой и финансовой отраслям. В любом случае, даже если ВТО сумеет сохранить актуальность для России как “решальщик” санкционных споров, организация утратит свое первоначальное значение.
На то, что такая утрата происходит уже сейчас, и обратили внимание эксперты, собравшиеся на московской конференции. Обсуждая двухлетние итоги членства России в ВТО, спикеры отметили, что причиной изменения значения ВТО для России являются именно “нынешние” условия. Так, по мнению министра по торговле Таможенного союза Андрея Слепнева, скепсис в отношении ВТО усиливают действующие сейчас против России торгово-экономические санкции.

Впрочем, как заявил вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Георгий Петров, Россия присоединилась к ВТО в то время, когда некоторые эксперты уже сомневались в необходимости существования этой организации. По его словам, “мировая торговля перестала быть драйвером глобального экономического роста”. Соответственно, ВТО перестает определять правила мировой торговли и превращается в арбитра при решении споров между странами-участницами. Говорилось об этом с оттенком сожаления, но высказывание, очищенное от эмоций, может иметь и такой смысл, что все возможные правила просто уже были установлены. Без России. Ставок больше нет.

Российский союз промышленников и предпринимателей, судя по выступлению его президента Александра Шохина, рассчитывал на то, что членство России в ВТО повысит доверие иностранных партнеров к отечественному бизнесу. Однако, по мнению Шохина, каких-либо значительных успехов в российской экономике именно в связи с наличием “членского билета” за прошедшие два года не наблюдалось.
И действительно, по данным Центра международной торговли Москвы, за время членства России в ВТО импорт из стран дальнего зарубежья сократился на 1%, экспорт вырос на 0,6%. Снизился импорт машин и оборудования, металлов, зато вырос импорт продовольствия и продукции химпрома. Рост же экспорта, по мнению экспертов ЦМТ, обусловлен увеличением поставок минеральных ресурсов.

Впрочем, как дипломатично заметил зампред правления Внешэкономбанка Андрей Клепач, основные последствия от вступления России в ВТО станут проявляться только через несколько лет. Финансист также посетовал на то, что даже при наличии амбициозных государственных программ инфраструктура в России остается слабой, некомфортной для ведения бизнеса, который без нормальной логистики ни развиваться, ни конкурировать толком не может. Мы, в свою очередь, можем верить Андрею Клепачу, бывшему с февраля 2008 по июль 2014 года заместителем министра экономического развития.

Между тем, директор департамента государственного регулирования внешней торговли Минпромторга Сергей Колдаев сообщил: к 2020 году долю импорта на российском рынке в целом планируется сократить с нынешних 51% до 39%. И эти цифры, похоже, говорят о более-менее реальном положении российской промышленности. Если сделать, конечно, небольшую скидку на традиционный оптимизм в выступлениях чиновников и учитывать откровенно шапкозакидательские речи политиков о неминуемом, скором и всепобеждающем импортозамещении: всего на 12% за 5 лет. Впрочем, результат может оказаться и гораздо радужней, по крайней мере, на бумаге - если заграница нам “поможет” и не отменит либо усилит торговые ограничения.

А что касается ВТО... Во время конференции не покидало ощущение, что эксперты собрались поговорить совершенно по другому и куда более актуальному поводу. И что ВТО становится эвфемизмом на грани приличия.

"Солидарность"

Новости:

Все новости

 

Адрес: г.Москва, ул.Малая Семеновская, д.3 
Схема проезда
Тел: +7 495 280 1548, Факс: +7 495 280 1085
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Портал о текстильной и легкой промышленности России
2021 © СОЮЗЛЕГПРОМ.  При использовании материалов прямая ссылка на источник обязательна.
Создание сайта - АйТи-Стандарт